Gevgalov
Masterpieces are not born by chance
Мы ВКонтакте

Полезная информация

Звездная пара Деллана и Ван Барнетт

Тема этой статьи навеяна книгой известного писателя Дэвида Дерома (David Darom)
«Художественные ножи Вана Барнетта и Делланы», изданной в 2011 году.
И благодаря книге и моими персональными связями есть возможность познакомить русского читателя с очень интересной семейной парой ножевых мастеров из Америки.

КРАТКАЯ СПРАВКА
Дэвид Дером (David Darom)– один из популярных авторов книг о художественных, авторских ножах.
Более десяти лет он издаёт книги о выдающихся мировых мастерах-ножеделах. Его книги, изданные итальянским издательством Saviolo Editions, прекрасно иллюстрированы и позволяют реально оценить высочайший уровень произведений выдающихся мастеров.

Деллана Барнетт.

Деллана родилась в Элбани, столице штата Нью Йорк, в 1955 году. С раннего возраста девочка проявляла живой интерес к творческим занятиям: рисованию, черчению, ткачеству, шитью своих собственных платьев… или игре на органе в течение девяти лет. Нэйдин, ее мать, сыграла большую роль в ее увлеченности «всем на свете». Будучи по натуре творческим человеком, она подбадривала и вдохновляла Деллану и ее сестру Холи, всегда и во всем быть креативными и смотреть на мир «широко раскрытыми глазами». Но в один прекрасный день Деллана находит инструкции ее матери чересчур шаблонными и лишенными воображения. Поэтому она делает весьма неожиданный шаг - после окончания школы проходит специальный курс обучения и после получения диплома с большим удовольствием объезжает чистокровных арабских жеребцов! Но все же ее настоящее призвание находилось далеко от ипподрома, поэтому очень скоро она становится студенткой курса «Металлы и драгоценные камни» в Skidmore College небольшого городка Саратога Спрингс (Saratoga Springs) штата Нью Йорк. Все, что она там увидела и узнала, стало для нее настоящим откровением, и Деллана сразу же почувствовала, что работа с металлом – дело всей ее жизни, в котором она сможет полностью реализовать все свои художественные таланты и способности.
В 1978 году, продолжая учиться в колледже, она приняла участие в программе «Образование без границ» и провела некоторое время на Гавайях. Вдалеке от семьи и друзей, располагая свободным временем, она решила реализовать свое давнее желание и с помощью одной любимой книги сделала небольшой фиксированный складной нож. Если у нее к тому времени уже был некоторый опыт художественной обработки «мягких» драгоценных металлов и изготовления ювелирных изделий, то никаких навыков работы с «жесткими» сталями у Делланы, конечно же, не было. Как она умудрилась сделать нож без инструментов и без всякой подготовки неизвестно. Кстати, описание этого процесса занимает, пожалуй, самые веселые страницы в книге Дерома.
После окончания колледжа Деллана открыла свою собственную ювелирную мастерскую и успешно работала почти тринадцать лет, участвуя в соревнованиях и выигрывая призы, и среди прочих – всемирно известный «Четвертый приз», который она получила в Токио на «Международном ювелирном конкурсе дизайна» за свои серьги с одной-единственной жемчужиной для каждого уха!
В конце восьмидесятых, собираясь принять участие в выставке мастеров-ремесленников в местном музее, она подготовила для показа свои самые интересные работы. Среди ювелирных украшений нашелся скромный уголок для ее маленького гавайского «складничка». На второй день выставки перед ее стендом остановилась семейная пара, и эти люди попросили показать им нож. Мужчина очень тщательно осмотрел ее работу и спросил, как она это сделала, а затем показал свои ножи с дамасским клинком. В тот момент Деланна пережила настоящий шок! Это были известный кузнец и «найфмейкер» Джеймс Шмидт - «Мастер Дамаска» (один из лучших американских «ножевиков» того времени) и его жена Линда. С тех пор на долгие годы крепкая дружба связала этих людей и после смерти Джима в 2000-м году, Деллана и Линда по-прежнему остаются близкими подругами.
И вот, под «присмотром» Джима она стремительно совершенствовалась в своем новом увлечении и очень быстро научилась делать свой собственный дамаск. А спустя два года стала «мастером полного дня» и с той поры занимается только изготовлением ножей. В 1995 году она выиграла свой первый ножевой приз - стипендию «Blade Magazine Scholarship», который дает право на интенсивный двухнедельный курс в знаменитой американской «Школе Кузнецов». В 1996 году на ножевом шоу в Лас-Вегасе она становится членом Американской Гильдии Найфмейкеров. А на следующем ножевом шоу Деллана встретила человека, который через два года станет ее мужем: это был Ван Барнетт. Свидетелей на их свадьбе 09.09.99 было не меньше, чем на свадьбе Бастера и Юлии Варенски!
Деланна в основном делает складные ножи экстра-класса. Как действующий член A.B.S (Союз Кузнецов Америки), в июне 1999 года в итоге «голосования 24-х»* она получила право ежегодно участвовать в Art Knife Invitational - самом знаменитом и престижном ножевом шоу мира. Конечно, за свои ножи она выиграла много призов и получила множество наград в Нью-Йорке, в Атланте, в Милане. Время ожидания изготовления ее ножа по заказу в настоящее время – четыре-пять лет…
Что еще сказать о ее ножах? Конечно, они относятся к области искусства и роскоши, и в определенном смысле могут квалифицироваться как «настоящее американское», наряду с другими американскими изделиями, богато украшенными золотом и драгоценностями. Но никто и не смог бы так просто отказаться от ювелирного прошлого длиною в тринадцать лет! Кому-то ее ножи могут показаться чрезмерно декорированными, но никто не может не отметить их изящества и сложности композиции. Среди ее излюбленных приемов золотой «пунктир Делланы», используемый для того, чтобы облегчить открытие ножа, а также «золотое наплавление», которое она использует при изготовлении притин (больстеров). Это ее уникальная техника, которой никто в Штатах, и, возможно во всем мире, больше не пользуется.

Ван Барнетт.
Ван родился в 1964 году в Чарльстоне (штат Западная Вирджиния). Кстати, его первое имя не является типичным в Америке, оно не имеет ничего общего с немецким “von” или голландским “van”. Он, так же как и Деллана, рос чрезвычайно любопытным и одаренным ребенком. Дизайн, рисование, вырезание фигурок из дерева, резьба по металлу, лепка из глины и даже поэзия, до сих пор продолжают оставаться его главными увлечениями. Ван действительно большой любитель поэзии и сам пишет стихи.
И, так же, как и его жена, он всем будущим успехам обязан своей матери Алисе, ее глубокой, искренней и беззаветной вере в него и его таланты. Он занимался изготовлением ножей с семнадцати лет и все «премудрости» постигал сам став стопроцентным самоучкой. Переписать. Ред.) Сразу же после окончания школы, не имея ни знаний, ни опыта, он сделал свой первый нож. Конечно, это не самая блестящая его работа, но для Вана этот первый успех стал большим достижением: «У меня были кое-какие инструменты, сталь, дерево ну и ещё море воображения. И я превратил свою мечту в реальность. В моей голове я представлял именно такой нож, какой я сделал, и я очень гордился им».
Ван очень быстро и успешно набирался опыта и за десять лет сделал сотни прекрасных прямых ножей (бытовых и охотничьих), а все свое свободное время отдавал увлечениям: игре в боулинг (даже активно участвуя в соревнованиях!), езде на спортивном автомобиле Camaro и рыбалке. В то время он все еще делал свои ножи из нержавеющей стали «гаражным методом», «на коленке».
В начале девяностых годов его внимание привлекли художественные ножи, и он начал делать по нескольку «эксклюзивных» моделей каждый год. А потом встреча с очень оригинальным кузнецом Хьюгом Батэгом (очень интересный мастер необычного дамаска, который перестал работать несколько лет тому назад из-за болезни) открыла для него «Мир дамаска». И он решил, что все его будущие ножи будут сделаны из дамаска.
С 1990-го года по 1995-й с помощью своего лучшего друга Вильяма Брюса Ноффсингера, также «помешанного на ножах», Ван активно осваивает кузнечное дело. Брюс купил пятидесятифунтовый (22.5 кг) кузнечный молот и вместе с кузнечным горном установил его в углу своей огромной мастерской. И с тех пор два друга, используя штамповочный пресс и большие листы различных сталей, начали экспериментировать с дамаском, часами обсуждая причины своих успехов и неудач. Ван рассказывает об том времени так: «Я думаю, что наши горячие дискуссии о том, что может и не может быть сделано, весьма далекие от профессионального знания, тем не менее, очень повысили наш креативный уровень, ведь мы пытались воплотить в жизнь любую, самую невероятную идею».
На этой новой тропе в «неведомое» его ждал успех, и очень скоро Ван начал делать только художественные ножи. Сначала по-прежнему прямые. Но уже в 1990 году он сделал свой первый складной нож с простой системой замка lock-back, а в 1994 году – роскошный, совершенно фантастический складной нож системы interframe. В 1997 году его принимают в американскую гильдию на испытательный срок, и в этом же году он встречает Деллану на ножевом шоу в Лас Вегасе.
В том же судьбоносном году он выиграл очень престижный приз W. W. Cronk Memorial Award – это был единственный раз в истории американской гильдии, когда этот приз был присужден не действительному члену, а только проходящему испытание. В 1999 году - в год их свадьбы с Делланой - он получил второй такой приз. А в 2003 году он так же, как и его жена, был избран для презентации своих ножей перед самыми «крутыми» коллекционерами мира на Art Knife Invitational. Ван и Деллана – единственная в мире семейная пара найфмейкеров, в которой каждый мастер удостоен такой высокой чести
Его «складники» теперь составляют большую часть его продукции, и, возможно, они еще более «заумные», чем работы его жены. Несмотря на то, что он почти не использует «ювелирной» техники, его работы всегда выглядят «с иголочки». Хотя Ван, как и Деллана, также проповедует принцип «единственного авторства», тем не менее, они все-таки сделали несколько совместных работ.
Дамаск Вана Барнетта почти всегда включает в свой состав никель, а любимый прием Делланы – вставка в дамасский клинок «пунктира» из стали. Когда Ван использует в работе сталь (чаще всего для рукоятей, гарды и навершия), он всегда ее оксидирует; а иногда воронению подвергается и дамасский клинок**.
Ван и Деллана сейчас живут в St. Albans (Западная Вирджиния, штат, который Ван никогда не покидает) в своем доме, который он купил в 1996 году. С 1999 по 2010 год они делили на двоих одну и ту же мастерскую, которая в соответствии с законом жанра находилась в старом гараже. Но работать вдвоем на таком ограниченном пространстве становилось все более затруднительно, и им позарез нужно было гораздо большее помещение! Поэтому в 2010 году компания Брюса Ноффсингера установила на их земле большое металлическое сооружение (ангар), и с июня по декабрь Ван целыми днями занимался обустройством их новой мастерской. Закупал и устанавливал столы и полки, инструменты и шкафы для них, электричество, кондиционеры и вентиляцию, водопровод… Зато сейчас у них появилось просторное, чистое и удобное пространство для творчества.
Конечно, мы с нетерпением будем ждать новых их работ и постараемся рассказать о них.

Френсис Э. Энглейд.
Пер. Леры Дружининой.

* AKI, или Art Knife Invitational – это закрытое ножевое шоу, где всего лишь 25 постоянных членов закрытой ассоциации предлагают свои новые работы (от 3-х до 8-ми) ведущим коллекционерам мира. Эти «25» – на самом деле «избранные», и они по праву считаются самыми коллекционируемыми мастерами своего времени. Если один из 25-ти выбывает по болезни или смерти, нового члена выбирают остальные 24 путем голосования. AKI проводится с 1981 года один раз в два года. Следующее ножевое шоу должно состояться 26.10.2013 в Сан Диего. «Прорез» уже писал о некоторых из этих 25-ти: это Пьер Риверди, Рон Лэйк, Ларри Фуэген, Вольфганг Лорхнер, Кай Эмбретсон. А также Боб Лавлесс, Бастер Варенский и упоминаемый в этой статье Джеймс Шмидт (прим. пер.)

** Воронение (оксидирование, чернение, синение) - это процесс прогревания изделия в горячих химических растворах, используемый оружейными мастерами, чтобы защитить углеродистую сталь от ржавчины. Фактически, это процесс получения на углеродистой стали слоя окислов железа толщиной 1-10 мкм. От толщины этого слоя зависит его цвет – от желтого и бурого до коричневого и черного. Самый известный из них, это “gun blue”. В настоящее время воронение применяется преимущественно в качестве декоративной отделки, и нередко используется для улучшения внешнего вида дамасского клинка.